Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Новости:

Администрация форума желает всем приятного общения!

Автор Тема: Кармические связи в чтениях Э.Кейси: история Анны Кемпбелл  (Прочитано 210 раз)

Jey

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 672
    • Просмотр профиля


[ Гостям не разрешен просмотр вложений ]


...Эдгар Кейси начал это чтение (проникновение в Хроники Акаши) такими словами: "Да, у нас здесь имеются записи о сущности, которая сейчас известна под именем Анна Кемпбелл". И хотя никогда прежде Анна не думала о том, что существуют прежние жизни, информация, полученная при чтении, навсегда изменила её мировоззрение и казалась ей не менее реальной, чем её нынешнее существование.

Позже Анна сказала Кейси: "Общение с Вами и Вашей семьёй имеет для меня большее значение, чем всё остальное, когда-либо происходившее в моей жизни…" Дело в том, что её прошлое было связано с настоящим совершенно невероятным образом.

Истории, возникающие из Хроник Акаши, содержали в себе поразительные созвучия с проблемами сегодняшнего дня.

Сто лет назад она родилась в семье поселенцев. Её родители прикладывали все силы, чтобы прокормиться с собственной земли. Похоже, что в то время Анна заботилась лишь о себе, не интересуясь образом жизни, который вели её родители в девятнадцатом веке. Вот что было сказано об Анниной мотивации во время чтения: "Что она желала, то получала, что она хотела, то брала!"

Вот интересная предыстория её нынешней жизни: когда Анне было семнадцать лет, какой-то бродяга уговорил её бежать с ним из дома в качестве его "спутницы". Она согласилась без колебаний, и пара бежала на Запад, в место, которое тогда называлось "Форт Диарборн", рядом с современным Чикаго.

Вскоре она подружилась с женщиной, у которой была собственная таверна. Эта женщина оказывала большую помощь девушкам, работавшим в её заведении, помогая им найти верную дорогу, когда жизнь казалась потерянной. Она видела в своих подопечных временных спутниц одиноких мужчин и понимала, что тем нужно время, чтобы переосмыслить свою жизнь. Анна же видела в этом способ добиться того, чего хотела. Несмотря на различие взглядов, мадам стала лучшей её подругой и советчицей, а также матерью через сто лет. Анна по собственному желанию согласилась выступать в таверне с номерами и удовлетворять все желания посетителей заведения. Вскоре у Анны появился ребёнок, которого готовы были усыновить многие её клиенты, но женщина решила не оставлять своей работы в качестве певички, официантки и "ночной бабочки".

В тот период только один человек – комендант форта – создавал серьёзные проблемы в жизни Анны. Вообразив себя слугою Божьим, он пришёл в ужас от тех "безобразий", которые творились в таверне. Свою же жизнь он находил абсолютно безукоризненной. Он часто выступал с осуждением нравов, царивших в таверне, призывая к порядку её посетителей и даже саму содержательницу. Это приводило к частым конфликтам (и даже потасовкам) между Анниными клиентами и комендантом.

Святоше часто приходилось несладко. Анна не была особо удивлена, обнаружив, что её дружок-бродяга возродился в образе её брата, Уоррена, а комендант впоследствии стал её родным отцом.

Наконец той Анне, которая жила в девятнадцатом веке, прискучили отношения с бродягой, и она сошлась с поселенцем по имени Джон Бейнбридж. Жизнь протекала довольно однообразно, пока на форт не напали индейцы и Анна вынуждена была бежать вместе с Бейнбриджем и остальными. Во время атаки и бегства Анна совершенно забыла о своем ребенке. И хотя затем могла попытаться найти его, она так ничего и не предприняла. Всё это приняло интересный оборот в следующем веке, когда единственной мыслью Анны было родить ребенка, но она оставалась бесплодной.

Индейцы, преследуя группу беглецов, окружили их и загнали на мелководье. Анна очень испугалась и все время повторяла про себя: "Я должна поскорее выбраться отсюда… я должна поскорее выбраться отсюда!" Эту же фразу она повторяла в доме своей тетки, когда пейзаж за окном пробудил в ней воспоминание из прошлой жизни и она вновь пережила страх бегства от индейцев.

И всё же Анне удалось благополучно скрыться – Бейнбридж погиб, спасая её. Наконец она оказалась в Вирджинии – "на своей нынешней родине". Оказавшись в Вирджинии, Анна стала новым человеком. Возможно, причиной тому были события ее предыдущей жизни, возможно, желание начать всё заново, но об Анне разнеслась слава как об "ангеле", готовом прийти на помощь по первому зову. Она ухаживала за больными, вела беседы с теми, кто сбился с пути, и помогала бедным. Люди полюбили её и очень уважали за доброту – никто из них не догадывался о карьере, которую Анна сделала в таверне.

Как-то раз ей удалось утешить одного фермера, который страдал от постоянного невнимания со стороны жены. Закончилось это тем, что мужчина влюбился в Анну и бросил свою супругу. Анна согласилась сойтись с ним не столько потому, что любила его, сколько из сострадания к его любви. К этому времени она научилась думать о других, а не только о себе. Хотя жена этого человека совершенно не интересовалась им (как, впрочем, не интересовалась и другими мужчинами), она тут же прониклась ненавистью к Анне за то, что Анна украла нечто "принадлежащее ей". Через сотню лет женщина, от которой ушел муж, станет сестрой Анны, Верой, а этот человек станет вторым (нелюбимым) мужем Анны, Аланом.

Хотя жизнь Анны в девятнадцатом веке не была особо продолжительной (женщина умерла в возрасте сорока восьми лет), она была насыщена событиями и заключала в себе много уроков. Все это непосредственно отразилось на её следующей жизни, начавшейся в двадцатом веке, в маленьком городке, в семье поселенцев.

Опыт, обретённый в Диарборне, сыграл основную роль в нынешней жизни Анны, однако Эдгар Кейс прочёл информацию и о других жизнях Анны. Он рассказал ей о двух иных воплощениях во Франции и Лаодисее (части Римской империи) – оказавших огромное влияние на настоящее.

Всего было насчитано шесть жизней, наложивших отпечаток на последнее воплощение Анны: форт Диарборн, Франция, Лаодисея, Израиль, Египет и Атлантида.

Именно во Франции впервые возникла та ситуация, которая впоследствии определила отношения Анны и Роберта. Там они были любовниками. Роберт принадлежал к знати, был католиком и потому не мог получить развода. В силу обстоятельств Анна стала его любовницей. Им приходилось встречаться нечасто, и женщина всю жизнь мечтала быть только с ним.

К сожалению, это единственное желание её любовник не разделял. Принадлежа к аристократии, он любил роскошь, утонченность и признание, на которые мог претендовать благодаря своему общественному положению. Ему нравилось то, что все взгляды устремлялись в его сторону, как только он входил в комнату. Он наслаждался тем, что его всегда сопровождала свита, внимающая каждому его слову. Ему льстило обожание женщин, готовых отдать всё самое дорогое, лишь бы стать частью его мира.

Все эти вещи преследовали Роберта на протяжении двух столетий, что привело к возникновению совершенно необычной ситуации в двадцатом веке, учитывая его современный социальный статус и недостаток образования.

Благодаря чтению стало ясно, что увлечение Анны Робертом объяснялось её беспрерывным желанием установить с ним прочные взаимоотношения. И хотя были основания полагать, что этого ей вряд ли удастся добиться, желание было очень трудно преодолеть.

При чтении Анне было сообщено, что в её жизни настанет период гармонии, "и этот период будет продолжаться до сорокового-сорок первого года, после чего вновь начнутся беспокойства".

Дальнейшее чтение предлагало ей попытаться наладить отношения с нынешним мужем, Аланом, при этом говорилось, что, если их совместная жизнь войдет в нормальное русло, возможно появление ребёнка. Но даже если не думать о детях, существовал ряд причин, по которым Анне следовало оставаться со своим вторым мужем.

Чтения дали Анне глубокое понимание своего положения, но она редко обсуждала полученную информацию с кем-либо, в том числе и с членами своей семьи. В тридцатые-сороковые годы прошлые жизни не принадлежали к числу тех тем, которые часто обсуждали за столом.

В ряде случаев родственники Анны приходили к Эдгару Кейсу за помощью и получали её. Благодаря чтениям Вере удалось исцелиться от туберкулеза (но она отказалась от прочтения всей своей жизни), а первенец Мишеля был спасён от болезни, грозившей смертью. Но и после этого лишь немногие открыто заинтересовались особенностями перевоплощений, и почти никто не хотел знать о том, что происходит в доме Эдгара Кейса. Для Анны же информация была совершенно реальной и позволяла ей складывать по кусочкам историю жизней близких людей. Например, вот что она узнала о своих родителях:

Кроме того, что ее отец был комендантом форта в Диарборне, в одной из своих жизней он занимался сбором налогов в Риме и инспекцией военных гарнизонов. Во время этого воплощения он и приобрёл суровость, которая не покинула его и через 1900 лет, когда он стал отцом шестерых детей.

Анна всегда замечала за отцом одну черту характера, казалось бы не сочетавшуюся с его обликом – он всегда умел подбирать одежду. Она всегда поражалась, какие прекрасные платья и пальто он привозил из города для неё, матери и сестры. Согласно Хроникам Акаши, он был купцом в Древней  Персии и занимался продажей дорогих тканей. В Египте он прославился своим искусством возводить дома, чем и продолжил заниматься в Вирджинии. Он был связан с остальными членами семьи уже долгое время – знал свою жену в Диарборне, Палестине и Египте, а также знал Анну в Диарборне, Палестине и Персии. При всей его суровости и пристрастности, он был настоящим лидером и талантливым мастеровым, как свидетельствовали Хроники Акаши. Ему был дан совет начать самому практиковать духовную жизнь, которую он так часто проповедовал.

Мать Анны ассоциировалась с доброй мадам, содержавшей таверну в Диарборне. Но её способность сказать нужное слово в нужное время и подготовить человека к новой жизни (так и не проявившаяся во время жизни в Диарборне) была воспитана в Древнем Египте. Безусловно, там её обязанность как учителя состояла в том, чтобы воспитывать других учителей или посланцев в чужие страны. Любопытно отметить, что она, прежде чем выйти замуж за отца Анны, работала учительницей и в этой жизни.

Одна из самых ярких ее жизней прошла в Палестине. Там она была матерью нескольких сво их детей из этой жизни. В тот период она получила исцеление от самого Иисуса! Именно тогда в ней зародилась ненависть к католицизму. Она принадлежала к семейству апостола Петра и лично знала апостола Павла. Женщина стала свидетелем того, как весть, которую Сын Божий нёс человечеству, была почти утрачена при первых церковных спорах, которые начали вести эти два человека. Боль, которой насчитывалось почти две тысячи лет, всё еще чувствовалась в её сердце. Чтение также свидетельствовало ее це лительские и садоводческие таланты. Она действительно стала заниматься выращиванием цветов в 1941 году, когда все её дети встали на ноги.

Деятельность в борделе не оставила существенного кармического отпечатка ни на жизни Анны, ни на жизни её матери. Очевидно, карма Анны была создана не самой проституцией, а причинами, лежащими за ней. Карьера же танцовщицы заставляла Анну считать, что она может добиться всего, чего пожелает. Мать же видела своё призвание в том, чтобы помогать людям. Вот почему через сто лет мать вновь обрела способность помогать другим, в то время как сама Анна была заклеймена как "падшая женщина".

С точки зрения Эдгара Кейси, в Хрониках Акаши более глубокий след оставлял не сам поступок, а намерение (истинная цель), которое за ним стояло.

Анна изо всех сил старалась наладить свои отношения с Аланом, не забывая, однако, о зловещих "сорока и сорока одном", заключённых в чтении. Чтобы лучше подготовиться к грядущему, она организовала ещё одно чтение, во время которого задала вопрос: "…пожалуйста, объясните, к чему это относится… и как мне следует подготовиться, чтобы наилучшим образом встретить то, что ожидает меня?" Ответ, который получила Анна, звучал так: "Чтобы предоставить нас тому, что должно быть, не нужно оставаться с сущностью, применив свою СОБСТВЕННУЮ волю, принимая свое собственное решение и делая свой собственный выбор".

Дальнейшее чтение говорило о том, что ей следует еще много работать над отношениями с Аланом, и содержало в себе намёк на то, что, если она не позаботится об этом в нынешней жизни, ей придется осуществить это в следующей.

Через год предсказание сбылось. Без всякого предупреждения, откуда ни возьмись, появился Роберт и предложил Анне жить снова вместе, словно не существовало всех этих лет разлуки. Желание быть вместе с возлюбленным, которое испытывала Анна, было почти непреодолимым, но всё же здравый смысл и логика подсказывали ей, что этому не суждено состояться. Он заявил, что изменился, Анна же знала, что это неправда. И всё же она была несчастлива с Аланом и оттого желала Роберта ещё сильнее. В отчаянии она предприняла ещё одно чтение, чтобы узнать, предсказывалась ли именно эта ситуация. На что получила утвердительный ответ и намёк на то, что искушение со временем станет ещё сильнее. Так оно и случилось. Вероятно, цикл французской реинкарнации настиг её в этот период жизни.

Казалось, ей никогда не приходилось столь тяжело, и всё же она нашла в себе силы отклонить Робертово предложение стать его любовницей. Им предоставлялось множество возможностей встречаться, но все их свидания ограничивались простыми разговорами. Анна разрывалась между тягой к Роберту и желанием уладить свои отношения с Аланом. Время шло, и она решила слушаться своей головы, хотя это доставляло сердцу огромную боль. Наконец Роберт поступил на военную службу и исчез из поля зрения, хотя всю Вторую мировую войну они часто обменивались письмами. Наконец она преодолела свое желание быть с ним, хотя продолжала любить Роберта всю свою жизнь.

Год пролетал за годом, а у Анны так и не появился ребенок, которого она так хотела. Она старалась сохранить супружеские отношения с Аланом, но все усилия оказались обречены. И все же Анна была рада, что ей удалось жить вместе со вторым мужем столь долгое время. Каждый из них многому научился за их совместную жизнь. Она еще раз вышла замуж, но детей так и не родила. Был ещё один удар для Анны – узнать, что Алан и Роберт стали отцами, женившись на других женщинах.

К счастью, ребёнок всё-таки вошёл в семью Анны. Это был Билли, сын её брата Карла. Она проводила с ним много времени – играя и бродя по берегу. У Анны было несколько "происшествий", убедивших её, что они с Билли знали друг друга и раньше. Часто она притворялась, словно Билли её сын, позволяя незнакомцам находить сходство в их лицах. Привязанность была взаимной, и часто Билли грозился своим родителям, что уйдёт жить к "тете Анне", так как "любит её больше всех". Позднейшее чтение подтвердило то, что Билли был сыном Анны во время жизни в Лаодисее, а его отцом тогда был тот же человек, который затем стал Джоном Бейнбриджем (вторым спутником Анны, через 1900 лет).

Их отношения с Билли навсегда остались тёплыми. Мать мальчика была католичкой, и Билли, став католиком, начал посещать приходскую школу. Матери Анны пришлось пережить это. К сожалению, Билли и его отец плохо ладили друг с другом. Очевидно, отец и мать Билли также были супружеской парой в Диарборне, где присутствовал и сам Билли. Казалось, большая часть Анниной семьи проигрывала диарборнский цикл.

Диарборнский священник, Билли, пришел в ужас, узнав, что его сестра (мать в этой жизни) была уведена из дому "недостойным" и "неподходящим" человеком (нынешним отцом Билли). Безусловно, это была ревность. Однако любовь священника к своей сестре была очень глубока из-за того, что они были любовниками во Франции, а также сыном и матерью в Египте. Через эту ревность трудно было переступить как отцу, так и сыну. Карл утверждал, что их брак был идеальным до появления сына – Билли. Наконец Карла перевели по работе в Чикаго! Очевидно, проблемы лучше всего могли разрешиться в том же месте, где они и зародились.

Пройдут годы, и Билли подтвердит правдивость сценариев, почерпнутых Эдгаром Кейсом из Хроник Акаши. При чтении было сообщено, что во время жизни в Диарборне Билли как священник помогал поселенцам. Когда в седьмом классе чикагской школы Билли проходил по программе историю продвижения на Запад американских первопроходцев, то поразил учительницу-монахиню знанием предмета.

На одном из уроков речь шла об одном священнике, который помог вождю индейцев, предотвратив бойню. Внезапно Билли выкрикнул имя этого вождя. Его ответ изумил монахиню, так как имя индейского вождя, хотя и было известно ей, не упоминалось в школьном учебнике. На вопрос, откуда он это узнал, Билли ответил, что сам был священником и жил в этой части страны. И хотя ответ мальчика был верным, его объяснение осталось совершенно непонятным монахине.

До конца своих дней Анна пыталась поделиться с остальными всей информацией, которую ей удалось получить благодаря чтениям Эдгара Кейса. Получив сведения из первых рук, она стала горячим пропагандистом целительных чтений. Ей представилась возможность заботиться об ухудшающемся здоровье родителей. Возможно, диарборнский цикл, где она "ухаживала за страждущими", вновь стал проигрываться в жизни Анны. Возможно, она хотела преодолеть привычку заботиться лишь о своих нуждах, выработавшуюся все в том же Диарборне. А возможно и по обеим этим причинам, Анна стала трогательно ухаживать за престарелыми родителями до самой их смерти. Позже она так же заботливо отнеслась к своему третьему мужу и старшей сестре, Вере, когда те состарились и стали болеть. Она могла неотрывно находиться возле беспомощного человека по двадцать часов в сутки!

У неё никогда не возникало никаких сомнений по поводу ценности материала, полученного при чтениях. Всю свою жизнь она испытывала ощутимую помощь от информации, которая сказывалась не только в улучшении её физического состояния, но и в том, что ей удалось исправить взаимоотношения с близкими людьми. Ее отношение к себе, к Роберту и даже к Алану приняло совершенно иную окраску благодаря чтениям, полученным от Эдгара Кейса. И все же самые трудные взаимоотношения существовали между Анной и Верой. Они вызвали первые трудности в жизни Анны и были разрешены последними – процесс занял около семидесяти лет.

(фрагмент книги "Эдгар Кейси, Хроники Акаши")

Записан
 

зрителей и в году спустя лет